Тарас Плахтій

Динамічні мережі. Теорія та технологія.

Сотрудничество. Условия выбора

Наряду с потребностью объединиться с единомышленниками для коллективной реализации смыслов и содержаний структурообразующей идеи, участник самоорганизационной группы во время пребывания в ней реализует свою базовую биологическую потребность лидерства в процессе ранжирования с другими участниками, что обычно не рефлексируется и происходит неосознанно и автоматически.

Условия выбора организованными элитными группами стратегий сотрудничества в противовес  стратегиям конфронтации в процессе их конкурентного взаимодействия

Введение

В Украине полным ходом идет становление Серой Пирамиды, которую в аллегорической форме в своей публикации «Пережить темные годы. Серая Пирамида» детально представил украинский философ Сергей Дацюк как иерархическую систему самоорганизации малокомпетентного большинства, причиной и следствием возникновения которой является социальная деградация. Она ограничивает доступ к власти профессионалов, мастеров и интеллектуалов, тормозит развитие и распространение знаний в обществе, репрессирует и уничтожает диссидентов и людей с активной гражданской позицией. По мнению Сергея Дацюка, разрушить Серую Пирамиду возможно только действиями интеллектуальной Оппозиции – созданием инноваций, генерированием новых содержаний и смыслов, распространением новых идей, безотносительно к их восприятию большинством и т.д.

Очевидно, что осуществление перечисленного требует генерирования достаточного количества социальной энергии, а также применение эффективных механизмов сплочения и координации деятельности участников интеллектуальной Оппозиции, которые, по определению, не могут быть манипуляционными и функционировать в соответствии с закономерностями психологии толпы. То есть Интеллектуальная Оппозиция должна объединиться в дееспособную организацию, которая была бы способна численно расти без потерь своих качеств и действовать в рациональной плоскости, наращивая объем выделенной социальной энергии для решения стоящих перед ней задач.

В публикации «Жизненный цикл организаций элитных групп социальных систем» было показано, что в период становления Серой Пирамиды, вследствие неблагоприятных условий существования, репрессий и давления со стороны государственной власти и силовых органов, духовного кризиса и падения общественной морали, в социуме появляется определенное количество людей, которые начинают задумываться над причинами своих скитаний и, соответственно, над причинами морального и социального упадка всего общества. Часть из них вырабатывает собственное видение причин, виновников и способов выхода из стагнации, часть обращается к работам известных мыслителей, а часть заимствует соответствующее видение извне. Полученные таким образом новые смыслы и содержания попадают и распространяются в обществе в виде политических мифов, которые включают в разном соотношении рациональную и иррациональную компоненты и имеют структурообразующее свойство – они притягивают друг к другу и объединяются в самоорганизационные группы их авторов, носителей и сторонников. То есть авторы или активные носители новых политических мифов (далее – структурообразующих идей) являются центрами кристаллизации, вокруг которых в обществе образуются самоорганизационные группы единомышленников, которые объединяются для коллективной деятельности для достижения выработанных на основе этих идей общих целей. Первыми, кто получает и воспринимает новые смыслы и содержания в обществе, является образованные представители элитных групп – они лучше осознают свои интересы и ищут в новых идеях эффективный инструмент для достижения собственных целей. Поэтому формирование самоорганизационных групп обычно начинается в средах национальной элиты. Усиление стагнации приводит к ускоренному созданию  и / или импорту новых идей и, соответственно, структурирование их носителей в самоорганизационные группы. Также в этой публикации было описано природу процессов полного и неполного метаморфоза (преобразования) самоорганизационных структур в организационные, что является важным фактором при осуществлении ими выбора стратегий взаимодействия на межгрупповом уровне.

Важными качествами структурообразующих идей является их мотивационный потенциал и способность захватывать и удерживать внимание своих носителей в течение длительного времени, т.е. способность становиться доминантой в их психике, которая будет определять выбор поведенческих схем и стратегий, наделять энергией и координировать деятельность этих носителей для воплощения смыслов и содержаний, что лежат в основе этих идей.  В условиях информационного общества, когда нарастающие внешние потоки информации модерируются с целью достижения заданных целей, что предполагает их способность захватывать и удерживать внимание больших масс людей, структурообразующие идеи в большой степени утратили эти свои качества и, соответственно, мотивационный потенциал создания в средах элитных групп целенаправленных самоорганизационных и организационных структур. Поэтому актуальным становится поиск новых, альтернативных мотиваторов, которые были бы способны мобилизовать участников элитных сред и всего общества на воплощение смыслов и содержаний новых структурообразующих идей, имеющих целью ввести позитивные изменения всей социальной системы.

В статье «Основы построения качественно новой политической организации» были представлены условия возникновения внутренних мотиваций к коллективной деятельности участников элитных групп в рамках общественно-политических организаций, подходы к выбору их структуры и концепции управления.

Субъектом всех украинских общественно-политических организаций в соответствии с актуальной организационной культурой в рамках их иерархического строения является лидер или руководящее ядро ​​- малая группа лидеров (корпоративная или олигархическая), которые, согласно «Логики коллективного действия» Мансура Олсона, могут достигать коллективных интересов, в отличие от больших групп простых членов, которые не могут их реализовать. Этот тезис лежит в основе данного анализа – в качестве Субъектов общественно-политических организаций, осуществляющих реальную власть, мы будем рассматривать малые группы лидеров, считая, что большие группы членов и сторонников этих организаций управляются инструментами, изучаемые психологией толпы – харизмой, гипнотическим воздействием лидеров и т.д. Также, мы будем исходить из того, что наиболее эффективным видом «мягкой силы» в обществе есть референтное свойство успешных групп, которые обладают реальной властью – подражание остальными членами социума присущим участникам такой группы ценностям, поведенческим схемам и стратегиям. В связи с этим, основным объектом данного анализа избраны малые неформальные самоорганизационные элитные группы, возникающие вследствие воздействия на их участников структурообразующих идей, и которые со временем, путем полного метаморфоза (полного изменения структуры), трансформируются в формальные организации.

Заметим, что термин «элиты» в данном исследовании используется в самом широком его смысле – мы будем относить к элитам или элитным группам тех, кто мыслит категориями общественных интересов, коллективного блага, осознает их соотношение с собственными интересами, понимает, что для достижения и одних, и других следует объединиться с единомышленниками в действенные организации с целью координации коллективной деятельности.

В одной из предыдущих публикаций автора рассматривалась природа процессов морального и социального упадка украинского общества как результат комплексной совокупного действия ряда социально-психологических эффектов во время избирательной гонки – арены конкурентного взаимодействия элитных групп в рамках представительной демократии.

Еще в одной публикации было предложено архетипическую модель структуры бессознательного социетальной психики и определены возможные способы ее настройки, доступные для новых украинских элит. Одной из составляющих этой модели стал анализ структурообразующей идеи любого типа по распределению включенных в нее архетипических инвариантов – наших врожденных представлений о справедливости, свободе, равенстве, честности, достоинстве, и т.п. относительно «своих» и «чужих». Такой анализ позволяет определить степень агрессивности (оттенок) структурообразующей идеи безотносительно к ее наполнению, а также спрогнозировать ход процесса ее модификации неформальными и формальными лидерами до и после метаморфозы самоорганизационных элитных групп в формальные организации. Предложенный подход к рассмотрению структурообразующих идей как инструментов осуществления власти с унифицированными параметрами приобретает важное значение в условиях информационного общества, в котором существенно ослабляется роль идеологического и религиозного факторов, позволявших ранее эффективно объединять, направлять и координировать деятельность больших масс людей, а также роль личностей, как создателей новых структурообразующих идей необходимого уровня. Если в условиях информационного общества кто-то и создаст идеальную структурообразующую идею, то его работа имеет все шансы затеряться в лавинообразном  потоке информации и ее просто не прочтут, а как прочтут – не поймут, как поймут – не поверят. А если поверят – то единицы, которые не смогут организоваться, чтобы воплотить в жизнь. Это позволяет сделать предположение, что в условиях информационного общества только организованные большие группы, при условии бесконфликтного внутреннего взаимодействия их участников, способны стать коллективными со-творцами новых структурообразующих идей необходимого уровня вследствие их способности оперировать большими объемами информации, многопрофильными знаниями и многоплановым пониманием, к чему физически не способен один, пусть даже гениальный, человек. Но главное, что эти идеи, как результат коллективного со-творчества, будут понятны всем участникам таких групп, будут максимально легитимными для каждого из них, будут мотивировать в равной степени всех участников к активной деятельности по их воплощению.

Применив системный подход для обобщения основных положений приведенных выше публикаций, попробуем очертить и обосновать условия выбора элитными группами стратегий сотрудничества в противовес стратегиям конфронтации в процессе их конкурентного взаимодействия в рамках представительной демократии.

Длительное системное взаимодействие представителей элитной группы в рамках самоорганизационной структуры, возникшей вокруг центра кристаллизации – генераторов или активных носителей структурообразующей идеи, запускает процессы групповой динамики, которые как вихрь (торнадо) в природе, вызывают изменения в психике ее участников. Причем, как и в реальном вихре, когда человек не способен сопротивляться воздушным потокам, в рамках групповой динамики личные качества человека – его компетентность, ценности и т.д. играют значительно меньшую роль в выборе поведенческих схем и стратегий взаимодействия на внутригрупповых и межгрупповых уровнях по сравнению с влиянием на результат этого выбора усиленных положительной обратной связью групповых эффектов и процессов.

Для иллюстрации взаимодействия и взаимообусловленности групповых эффектов и процессов, протекающих в психике участников такой элитной группы, воспользуемся схемой  распределения воздушных потоков в эпицентре торнадо (схема 1). Его модель можно представить системой разновекторных спиралевидных воздушных потоков с очевидной усиливающейся обратной связью, которая, собственно, и обусловливает образование и ускорение вихря.

Схема 1

Схема 1.

По аналогии будем считать, что внешние качества образованной на основе новых идей элитной группы, включая выбор ее участниками поведенческих схем и стратегий взаимодействия на внутригрупповом и межгрупповом  уровнях, формирует комплексное воздействие взаимообусловленных групповых эффектов и процессов, протекание которых, как и в реальном вихре, охвачено положительной – усиливающей обратной связью. Ее обнаружение, распознание и идентификация составляют цель данной публикации – об этом речь пойдет ниже. Здесь лишь заметим, что «вихрь» в психике членов элитной группы высвобождает, направляет и канализирует выделенную ими при взаимодействии энергию и способен захватить и втянуть в свой эпицентр других участников элитных сред, как это делают воздушные потоки со всем, что встречается на пути реального торнадо.

Применяя системный подход, покажем, как генератор структурообразующие идеи – идеолог или ее вторичные носители – последователи после образования центра кристаллизации – элитной группы теряют контроль над протеканием в ней классической групповой динамики, которая, вследствие синхронного комплексного развертывания в психике участников ряда групповых эффектов и процессов под влиянием усиливающих обратных связей, приводит к генерированию и сожжению в личностных конфликтах социальной энергии, способствует формированию и укреплению групповой рамки, приводит к образованию устойчивой самоорганизационной, а затем – организационной группы, обусловливает выбор группой предопределенных этой динамикой стратегий конфронтации при взаимодействии с однотипными группами на межгрупповом уровне.

Обратные связи структуры групповых эффектов

Системное взаимодействие участников элитной группы под влиянием структурообразующей идеи, запускает в психике ее участников течение множества однотипных по результатам воздействия групповых эффектов, которые определяют и фиксируют групповую рамку. Это эффекты принадлежности к группе, группового фаворитизма, группового эгоизма, «мы и они», подражания (позиция 1, схема 2). В результате их совокупного влияния начинается образование групповой идентичности участников взаимодействия и формируется четкое разделение окружающих на «своих» и «чужих». Чем агрессивнее структурообразующая идея, тем быстрее формируется и закрепляется очерченная ею групповая рамка.

Схема 2

Схема 2.

Системное взаимодействие в кругу «своих» при реальной или воображаемой (заданной структурообразующей идеей) враждебности внешней среды, обусловливает проявление в психике участников следующей совокупности групповых эффектов – социальной фасилитации, социальной ингибиции, синергии и социальной лени (позиция 2, схема 2). Причем они действуют избирательно – эффект социальной фасилитации активирует в наибольшей степени претендентов на неформальное лидерство, эффект социальной ингибиции, в основном, пассивирует аутсайдеров, которые, к тому же, подвержены социальной лени, а эффект синергии проявляется при коллективной, бесконфликтной и скоординированной деятельности всех участников группы. С другой стороны, фасилитация в большей степени проявляется при решении однотипных задач, а социальная ингибиция затрудняет решение сложных задач, ведет к примитивизации деятельности, упрощению проблем, способствует поиску простых решений. Результатом совокупного действия перечисленных групповых эффектов является выделение участниками группы определенного количества социальной энергии, большая часть которой погашается во внутренних конфликтах, сопровождающих процесс ранжирования между претендентами на неформальное лидерство, а остаток направляется наружу – для удержания групповой рамки и обеспечения взаимодействия с однотипными группами на межгрупповом уровне. Интенсивность процесса выделения группой социальной энергии определяется объективными и субъективными факторами. Объективными факторами, в силу своей инертности и социального сопротивления изменениям, является, с одной стороны, общепринятые ценностные и мировоззренческо-идеологические общественные нормы, а с другой – актуальна организационная культура. Субъективным фактором является уровень агрессивности структурообразующей идеи, который в процессе ранжирования на внутригрупповых и межгрупповых уровнях регулируется проявленными неформальными, а позже – формальными лидерами.

Определение неформальных лидеров и дальнейшая деятельность группы под их управлением приводит к проявлению следующей совокупности эффектов – группового мышления, влияния активного меньшинства и эффекта Деннинга – Крюгера (позиция 3, схема 2). Действие последнего заключается в том, что люди, имеющие низкий уровень квалификации, делают ошибочные выводы и принимают неудачные решения, но не способны осознавать свои ошибки в силу своего низкого уровня квалификации (схема 3). Такие участники группы, будучи уверенными в собственной непогрешимости, склонны образовывать активное меньшинство, которое способно быстро захватить лидерство, отстранив от процессов выработки и принятия решений наиболее компетентных, но не уверены в правильности своих позиций, участников. Все это усугубляется эффектом группомыслия, который проявляется в сплоченной группе в условиях, когда поиск согласия становится настолько доминирующим, что начинает преобладать реалистическую оценку возможных альтернативных вариантов решений или действий. Таким образом, участники становятся зависимыми от группы в своих контактах с окружающим миром и в подавляющем большинстве случаев они склонны уступать группе. Вследствие этого даже сенсорная информация человека может быть искажена социальным давлением – когда белое она называет черным в результате воздействия группового давления.

Схема 3

Схема 3.

Совокупное воздействие представленного множества эффектов через некоторое время приводит к концентрации власти в руках активного, малокомпетентного, однако самоуверенного меньшинства, обусловливает проявление и постепенное усиление следующей совокупности эффектов – конформизма и подчинения, действие которых вызывает пассивацию большинства и его готовность выполнять решение лидеров (позиция 4, схема 2). Эти два эффекта усиливаются нашей психологической готовностью снять с себя ответственность за все, что происходит, переложить ее на кого-либо другого, даже ценой потери собственной свободы выбора, что приводит к постепенному и неотвратимому подчинению лидерам.

Описанные выше два множества эффектов обусловливают проявление эффекта «ореола», который формирует представление о непогрешимости лидеров и целой группы, наделяет их лучшими качествами, идеализирует (позиция 5, схема 2). Это создает предпосылки для вождизма в будущем, который предусматривает сознательное использование лидерами собственной харизмы для манипулятивного бессознательного  управления большими массами сторонников созданной на базе структурообразующей идеи  общественно-политической организации в случае стремительного роста ее численности.

Проявление эффекта «ореола» приводит к усилению действия множества групповых эффектов, которые укрепляют очерченную групповую рамку (позиция 1, схема 2), что, в свою очередь, согласно описанной выше структурной схемы, последовательно усиливает действие всех других описанных множеств групповых эффектов.

Таким образом, мы обнаружили циклическую взаимосвязь между множествами социально-психологических эффектов, совокупное действие которых приводит к усилению действия каждого из них в отдельности. Согласно с системным подходом, он представляет собой положительную или усиливающую обратную связь структуры групповых эффектов в психике участников элитной группы, которая образовалась в результате воздействия определенной структурообразующей идеи.

Основным результатом действия описанной усиливающей обратной связи является образование сплоченной элитной группы с определенным неформальным лидером и его близким окружением, которая наделена субъектностью (способностью производить, принимать и исполнять решения, направленные на реализацию осознанного группового интереса в контексте структурообразующей идеи) и проявляет враждебность, недоверие и агрессию к другим членам и их объединениям материнской группы, как одной из составляющих  национальной элиты.

Описанная усиливающая обратная связь является составной частью обратной связи, которая охватывает все взаимно вложенные  групповые уровни в рамках глобальных элит человеческого общества. Так, если структурообразующая идея появилась в одном из сегментов национальной элиты – в рамках определенной материнской элитной группы, то конкурирующие группы на более высоких уровнях будут заинтересованы ослабить материнскую группу путем ее дробления – они будут способствовать образованию, выделению в ней нескольких враждующих групп, провоцированию конфликтов между ними, усилению центробежных процессов и т.д. А сама материнская группа, после неудачных попыток вернуть статус-кво, попытается отторгнуть раскольников.

Негативной или стабилизирующей обратной связью в данном случае является консолидация материнской группы вследствие конкуренции с другими группами в рамках высших групповых уровней. То есть, чем более внешняя среда агрессивна к материнской группе, тем слабее тенденция образования в ней центров кристаллизации на базе альтернативных структурообразующих идей.

Таким образом мы получили модель комплексного действия групповых эффектов при образовании и становлении новых элитных групп под влиянием структурообразующих идей в рамках отдельных сегментов национальной элиты, которая учитывает усиливающую и стабилизирующую обратные связи внутри группы и между группами высших уровней, а также позволяет анализировать динамику и прогнозировать позиционирование вновь созданных групп в этих сегментах.

Обратные связи структуры групповых процессов взаимодействия в рамках классической групповой динамики

Как и в случае торнадо, распределение взаимосвязанных разновекторных воздушных потоков которого изображено на схеме 1, в психике участников элитной самоорганизационной группы, образовавшейся под влиянием структурообразующей идеи, происходит взаимообусловленное и синхронное с групповыми эффектами течение совокупности групповых процессов (схема 4).

Схема 4

Схема 4.

То есть, длительное взаимодействие участников элитной самоорганизационной группы и обсуждение одних и тех же идей в относительно постоянном кругу приводит к запуску классической групповой динамики, в основе которой лежит наша этологическая природа и обусловленный ею процесс ранжирования. В свою очередь, классическая групповая динамика через некоторое время приводит к установлению устойчивых и признанных всеми участниками групповых норм и правил взаимодействия, к формированию соответствующих отношений между участниками самоорганизационной группы, к конкуренции и конфронтации потенциальных неформальных лидеров, к конфликту за лидерство, к стабилизации деятельности группы определенным в результате конфликта неформальным лидером, к образованию и закреплению неформальной иерархии и к вытеснению из группы несогласных с таким положением дел. Это создает предпосылки для полного метаморфоза самоорганизационной группы в формальную организацию, лидеры которой наделяются легитимными инструментами принуждения остальных участников к коллективной деятельности по достижению групповых целей.

Попав в самоорганизационную группу и находясь в ней в позициях взаимодействия «равный с равным», носители близких разновидностей одной идеи пытаются занять как можно высшие статусные позиции в группе и, как максимум, стать единоличным лидером. Потребность лидерства тесно связана с процессом размножения и поэтому лежит в основании пирамиды человеческих потребностей Маслоу – в ее базовом уровне, о чем более подробно речь пойдет ниже.

Поэтому, наряду с потребностью объединиться с единомышленниками для коллективной реализации смыслов и содержаний структурообразующей идеи, участник самоорганизационной группы во время пребывания в ней реализует свою базовую биологическую потребность лидерства в процессе ранжирования с другими участниками, что обычно не рефлексируется и происходит неосознанно и автоматически.

Естественная потребность лидерства в участников группы, которые конкурируют в начальных позициях «равный с равным» при возможности прямого личностного конфликта, неизбежно инициирует процесс выбора каждым из них агрессивных стратегий конфронтации с целью получить как можно более высокий статус в группе – как максимум, статус неформального лидера (позиция 1 на схеме 4).

Это запускает процесс ранжирования – прямой конфликт между претендентами на лидерство, во время которого канализируется большая часть выделенной на него участниками взаимодействия социальной энергии (позиция 2 на схеме 4).

В результате конфликта определяется неформальный лидер и его ближайшее окружение. Появление неформального лидера и закрепления его статуса обусловливает начало процессов концентрации в его руках всей полноты власти и контроля над ресурсами группы (позиция 3 на схеме 4).

Процессы концентрации власти и ресурсов у лидеров усиливают взаимообусловленные процессы пассивации и подчинения им всех других членов группы, что соответствует готовности последних снять с себя ответственность за восприятие, распознавание и анализ информации, выработку и принятие решений в неоднозначных ситуациях в обмен на признание власти над собой тех , кто готов это делать (позиция 4 на схеме 4).

Все это инициирует процессы изменения представлений о стратегиях успеха и приводит к корректирующему сдвигу ценностной шкалы в худшую сторону, в результате чего формируются новые групповые нормы, согласно которым агрессивное поведение становится допустимым и приемлемым как в отношении членов собственной группы, так и в отношении других участников внешней среды и их объединений (позиция 5 на схеме 4).

Изменение представлений об успешных стратегиях взаимодействия и смещение ценностной шкалы приводят к интенсификации процессов выбора еще более агрессивных стратегий борьбы за неформальное лидерство как внутри группы, так и на межгрупповом уровне (позиция 1 на схеме 4). Это, в совокупности, образует усиливающую обратную связь структуры групповых процессов, которая является взаимообусловленной и реализуется синхронно с тождественной усиливающей обратной связью структуры групповых эффектов, что рассматривалась выше.

Итак, результатом течения множеств описанных групповых эффектов и процессов, которые взаимосвязаны синхронными усиливающими обратными связями, является обусловленное и сформированное ими стремление лидерства в малой элитной группы, как целостной единицы и, соответственно, ее активация для участия в процессе межгруппового ранжирования с другими такими же группами в рамках большой группы следующего уровня.

Развертывание во времени описанных усиливающих обратных связей приводит к выбору все более агрессивных поведенческих стратегий участниками взаимодействия на внутригрупповых и межгрупповых уровнях, к концентрации власти и ресурсов в руках лидеров, к подчинению им и пассивации большинства, к разрушению поля доверия и к моральной и духовной деградации участников группы вследствие смещения их глубинных ценностей и представлений об успешных поведенческих схемах и стратегиях.

Описанная усиливающая обратная связь структуры групповых процессов в малой элитной группе является составной частью более широкой усиливающей обратной связи на межгрупповом уровне. Перерастание в его рамках конкуренции в конфронтацию консолидирует группу низшего уровня, заставляет ее рядовых членов подчиняться лидерам, способствуя концентрации власти в их руках для преодоления внешних вызовов и эффективного ранжирования на межгрупповом уровне.

Стабилизирующей обратной связью при таком ходе групповых процессов является инертность социокультурных,  мировоззренческих, идеологических и ценностных норм, которые препятствуют выбору противостоящими сторонами агрессивных стратегий, выходящих за их рамки.

Соотношение величины влияния усиливающей и стабилизирующей обратных связей определяет направление дрейфа ценностной шкалы социума, уровень его деградации или процветания и, соответственно, количество затраченной социальной энергии на противостояние между его членами и их объединениями. Можно утверждать, что данное соотношение в целом определяет эффективность того или иного сообщества.

Итак, системное взаимодействие участников элитной среды в образованной под влиянием структурообразующих идей самоорганизационной малой группы инициирует запуск и протекание взаимосвязанных множеств групповых эффектов и процессов, которые обусловлены классической групповой динамикой и образуют усиливающие обратные связи в их структуре. Причем эти связи проявляются безотносительно к содержанию самих структурообразующих идей, а также мнений, намерений или желаний участников группы, которые обычно просто не рефлексируют их существование и воздействие. Более того, находясь в эпицентре усиливающих обратных связей структур взаимообусловленных групповых эффектов и процессов, участники и, особенно, лидеры группы считают выбранные ими поведенческие схемы и стратегии очевидными и рациональными, а сам выбор – свободным, безотносительно и неуправляемым извне. Таким образом, они принимают правила и втягиваются в игру с нулевой суммой, в которой выигрыш одного участника игры равен проигрышу другого и с которой, находясь внутри системы, невозможно выйти.

На схеме 5 изображена модель взаимодействия элит на разных взаимно вложенных  уровнях человеческой цивилизации как многоуровневой социосистемы, на каждом из которых происходит перетекание конкуренции в конфронтацию во взаимоотношениях принадлежащих им групп, которые приобретают, осознают и реализуют стремление лидерства в процессе межгруппового ранжирования.

Схема 5

Схема 5.

Как и в случае первичной малой элитной группы, усиливающие обратные связи структур групповых эффектов и процессов которой было представлено на схемах 2 и 4, для элитных групп на каждом из высших взаимно вложенных уровней можно выделить тождественные циклы таких же обратных связей, которые вместе охватывают все уровни элитных групп человеческой цивилизации.

Таким же образом можно представить и стабилизирующую обратную связь, которая вызывает сопротивление изменениям вследствие инертности социосистемы, в данном случае – к выбору агрессивных стратегий участниками внутригруппового и межгруппового взаимодействия. Причем влияние стабилизирующей обратной связи напрямую зависит от количественных и качественных параметров гражданского общества – чем сильнее гражданское общество, тем труднее вызвать изменения в социосистеме. В частности, выбор агрессивных, нечестных, манипулятивных стратегий во время предвыборной гонки в странах с сильным гражданским обществом грозит осуждением, имиджевыми и электоральными потерями, что в конечном итоге удерживает общественные представления об успехе в рамках актуальных ценностей. Такие же действия в странах со слабым гражданским обществом, которое не способно адекватно реагировать на выбор отрицательных стратегий, приводят к власти тех, кто готов переступить через актуальные ценности и нормы, что в результате, меняет представление об успехе и сдвигает актуальную ценностную шкалу в худшую сторону.

С помощью представленной на схеме 5 модели можно анализировать и объяснять различные исторические события, ситуации, явления. В частности, трансформацию демократий в олигархии, преобразование олигархий в диктатуры, формирование тоталитарных режимов в демократиях, лавинообразное нарастание репрессий в условиях тоталитаризма, отсутствие ощутимого общественного сопротивления к репрессиям, духовную и нравственную деградацию обществ тоталитарных государств и т.д.

Данная модель хорошо иллюстрирует причины бесконечного дробления украинских, демократических по духу, общественно-политических организаций: в пределах каждой из них, на основе незначительных отличий от начальной структурообразующей идеи, образуются новые самоорганизационные группы, которые, вследствие разворачивания описанных в модели циклических структур групповых эффектов и процессов, за короткое время формализуются в новые, враждебно настроенные к материнской структуре дочерние организации, которые выбирают агрессивные стратегии конфронтации при взаимодействии с другими группами такого же типа в ее рамках. Это, наряду с отсутствием прямого принуждения в демократических сообществах, а также присущая образованным группам жесткая иерархическая структура, в условиях не силового развития событий исключает обратный процесс их объединения в одну целостную мощную организацию на основе обобщающей структурообразующей идеи.

Самоиндукционная  модель жизнедеятельности элитной группы

Каждая из элитных групп, которые образовались в результате воздействия структурообразующих идей, имеет целью воплотить в жизнь их смыслы и содержания, что требует определенного количества социальной энергии. Рассмотрим последнее понятие в общем междисциплинарном смысле – как энергию, которая необходима для осуществления изменений социальной системы без жесткой привязки к какой-либо из известных ее концепций.

В этом контексте сразу возникает вопрос о ее источниках и способах получения, накопления и эффективного использования.

Выделим две взаимосвязанные и взаимообусловленные составляющие социальной энергии – этологическую и мифологическую. Будем считать, что первая из них является следствием стремления удовлетворить потребности нижних – базовых уровней пирамиды Маслоу, а вторая – потребности ее верхних уровней. Вследствие того, что сам политический миф является социальной надстройкой над биологической природой человека и в его основе лежат базовые потребности обеспечения выживания и размножения, разделение социальной энергии на эти две составляющие является условным и между ними невозможно установить четкую границу.

При таком подходе источником мифологической энергии являются структурообразующие идеи, резонирующие со структурами социетальной психики и потому способные захватить умы людей – стать доминантой в их психике, которая будет определять выбор ими поведенческих схем и стратегий, активировать, объединять и направлять их деятельность на воплощение смыслов и содержаний, составляющих эту идею. Само же понятие «структурообразующие идеи» охватывает отдельные истории, концепции, теории, модели, видения и их логически структурированные совокупности – идеологии, религии и т.д.

Источником этологической энергии является естественная потребность живых организмов размножаться с целью продолжения рода, видового развития и совершенствования через естественный отбор. Она включает две взаимосвязанные и взаимообусловленные составляющие – собственно сексуальную энергию, которая задает доминанту поведения в соответствующие периоды развития человека, как биологического существа, с целью реализации процесса размножения и энергию ранжирования, которая выделяется с целью обеспечения естественного отбора сильнейших особей для развития и совершенствования собственного биологического вида. Именно этологическая энергия лежит в основе групповых эффектов, которые изучает социальная психология – социальной фасилитации, когда присутствие других заставляет нас к более энергичной деятельности и социальной ингибиции – когда присутствие других пассивирует нас. Очевидно, что первый эффект характерен для самоорганизационных групп, в которых начался и продолжается процесс ранжирования, а второй – для групп, в которых этот процесс завершился, причем определенные неформальные лидеры остаются активными и готовыми к взаимодействию на межгрупповом уровне как носители субъектности собственных групп, а большинство – пассивируется и без специальных мер (прямого или косвенного – манипулятивного принуждения со стороны лидеров) покидает группу. То есть, завершение процесса ранжирования приводит к прекращению выделения социальной энергии, заставляет проявившихся неформальных лидеров осуществлять радикализацию самой структурообразующий идеи путем формирования образа врага и трансформировать самоорганизационную группу в формальную организацию с целью легитимного применения идеологического и директивного инструментов принуждения для активации большинства.

Итак, составляющая этологической энергии – энергия ранжирования генерируется каждым из нас при взаимодействии в группах разного типа. Можно считать, что в этом смысле она выделяется при взаимодействии социальных групп, страт, классов, наций, цивилизаций. Большая ее часть канализируется в конфликте, который сопровождает сам процесс ранжирования и определяет сильнейшего на данный момент времени.

Такой подход к пониманию источников энергии определяет два взаимосвязанных и взаимообусловленных способа ее получения для осуществления социальных изменений. Первый способ заключается в генерировании и привнесении в среду элит структурообразующей идеи соответствующего уровня, которая способна сплотить своих носителей для коллективной деятельности по воплощению ее содержаний и смыслов. Второй способ заключается в организации упорядоченного взаимодействия носителей структурообразующей идеи, что позволяет выделить вовне и направить на воплощение ее смыслов и содержаний наибольшее количество энергии – то есть минимизировать погашения последней в межличностных и межгрупповых конфликтах во время ранжирования.

Взаимообусловленность обоих типов социальной энергии позволяет говорить об их самоиндукции в рамках элитной группы по аналогии с соответствующим явлением в физике – с возникновением электродвижущей силы в проводнике при изменении электрического тока в нем.

То есть, выделенная участниками самоорганизационной элитной группы социальная энергия для реализации высших потребностей пирамиды Маслоу, актуализируемых структурообразующей идеей, обуславливает явление самоиндукции – выделение ими этологической энергии для обеспечения реализации одной из базовых потребностей этой же пирамиды – ранжирования, как неотъемлемой составляющей потребности размножения, актуализируемой взаимодействием в рамках группы, целостность которой обеспечивает выделенная в начале социальная энергия.

Выделенная социальная энергия аккумулируется в виде ресурсного (финансового), властного и символического капиталов, владельцами или распорядителями которых является Субъект организации – тот, кто производит и принимает решения для реализации осознанных коллективных или собственных интересов. Собственники или распорядители могут конвертировать эти виды капиталов друг в друга, а также использовать их повторно для получения социальной энергии путем активации участников организаций элитных групп и широких масс материальным стимулированием, применением манипулятивного информационного воздействия или прямым принуждением.

Рассмотрим самоиндукционную  модель жизнедеятельности элитной группы, которая изображена на схеме 6.

Схема 6

Схема 6.

Структурообразующая идея, захватив участников элитной среды, обуславливает их объединение в самоорганизационные группы с целью воплощения заложенных в ней смыслов и содержаний. Иными словами, она активирует их путем актуализации высших потребностей пирамиды Маслоу, что приводит к выделению ими социальной энергии, которая необходима для удовлетворения этих потребностей. Выделенная энергия расходуется на содержание и сохранение целостности группы и на коллективную деятельность ее участников. Их системное взаимодействие в рамках самоорганизационной группы приводит к проявлению последовательности групповых эффектов, комплексное воздействие которых усиливает каждый эффект в особенности. Это, в свою очередь, запускает течение структурированного множества групповых процессов, комплексное и синхронизированное с групповыми эффектами воздействие которых последовательно усиливает влияние каждого отдельного процесса. Групповые эффекты и процессы образуют соответствующие петли усиливающих обратных связей, циклически воспроизводятся и лежат в основе групповой динамики, которая последовательно приводит группу в определенные состояния, обеспечивая при этом ее формирование, функционирование и развитие. В то же время, они вместе обусловливают явление самоиндукции этологической энергии, большая часть которой канализируется во внутригрупповых конфликтах во время ранжирования участников, а остаток, вместе с частью социальной энергии, вызванной воздействием структурообразующей идеи, направляется наружу в виде модифицированных ее расширений и деятельности по их воплощению . Часть выделенной наружу энергии затрачивается на межгрупповое ранжирование, а часть – на преодоление социальной инертности и сопротивления изменениям.

Самоиндукция этологической энергии в самоорганизационных группах является кратковременным явлением и продолжается до завершения процесса ранжирования. То есть, изменение во время ранжирования позиций взаимодействия «равный с равным» на позиции подчиненности неформальным лидерам останавливает выделение этологической энергии участниками группы и приводит к потере глубинных смыслов, которые притягивают их друг к другу, являясь важным фактором удержания ее целостности. Потеря глубинных смыслов взаимодействия и давление со стороны неформальных лидеров без специальных мер за короткое время приводят к ее деградации и распаду. С целью сохранить целостность и, соответственно, дееспособность группы, а также для обеспечения дальнейшего генерирования ее участниками этологической энергии, которое прекращается после завершения ранжирования, проявленные неформальные лидеры инициируют процесс ее полного метаморфоза в формальную организацию для получения легальных инструментов принуждения всех остальных участников к коллективной деятельности. Кроме того, модифицируя структурообразующую идею путем ее радикализации и формируя таким способом образ врага, они модерируют представление участников группы о реальных или виртуальных реакциях внешней среды на деятельность группы, чем достигают большего уровня ее сплоченности и интенсифицируют выделение мифологической и этологической составляющих социальной энергии, которую направляют наружу в виде агрессии. Результатом такой модификации является изменение оттенка начальной структурообразующей идеи со светлого на более темный, а также соответствующее смещение актуальных общественных ценностей, норм и правил поведения. Это позволяет неформальным, а позже – формальным лидерам наряду с прямым – директивным управлением идеологически управлять участниками группы или организации, координировать их коллективную деятельность и регулировать выделение ими этологической и мифологической энергий. Еще одним из способов манипулятивного управления и активации рядовых членов организации, к которому часто прибегают лидеры, является использование и сакрализация ими таких атрибутов, как инициация, посвящение, клятва, честь, священный долг, братство, ритуалы и т.д. Все перечисленные мероприятия, используемые для сохранения целостности и увеличения эффективности организованных элитных групп, заставляют их лидеров выбирать агрессивные стратегии взаимодействия с однотипными группами на межгрупповом уровне. Причем такой выбор кажется им естественным и рационально обоснованным, хотя заведомо приводит к разрушению поля доверия внутри национальной элиты, непрерывного разделения и дробления существующих в ней общественно-политических организаций, и, в совокупности, к ослаблению и деградации всего общества.

Следует понимать, что влияние структурообразующей идеи на процесс ранжирования определяет величину остатка социальной энергии, которая направляется наружу после расходов на внутригрупповые конфликты, а рост интенсивности последних при определенных обстоятельствах, в свою очередь, может привести к полному погашению мифологической энергии, которая выделилась под влиянием структурообразующей идеи, что приведет к распаду группы и полной пассивации участников.

Стабилизация деятельности группы после завершения ранжирования, а также после ее преобразования в организацию на время снимает угрозу распада группы, приводит к прекращению межгрупповых и межличностных конфликтов и обеспечивает эффективное использование выделенной участниками социальной энергии, которую лидеры, после осознания собственных интересов в соответствии с «железным законом олигархизации» Михельса, начинают системно использовать для их удовлетворения.

Стабилизация деятельности самоорганизационной группы после ее метаморфоза в формальную иерархическую структуру является длительной и эффективной только в организациях авторитарного типа, лидеры которых используют инструменты прямого, идеологического или манипулятивного принуждения для активации остальных членов. Даже имитация демократии приводит к неотвратимой деградации и распаду жестких иерархических организаций вследствие нивелирования роли или полного исчезновения инструментов принуждения, если только сама иерархия не была сознательно смягчена лидерами путем внедрения работающих демократических механизмов перераспределения власти, собственности и информации по всей структуре. Если же лидеры, владельцы или заказчики общественно-политической организации выбирают в качестве способа активации их членов материальное стимулирование, то такая корпоративная организация становится лишь инструментом, который не обладает субъектностью и, по определению, не имеет собственных интересов – он безусловно реализует интересы лидеров , владельцев или заказчиков в той мере, в которой поступает финансирование.

Это объясняет, в частности, стабильность и целостность украинских партий власти, склонность к бесконечному дроблению демократических организаций оппозиционного сектора, позорный крах масштабных и многочисленных общественно-политических организаций корпоративного типа после остановки финансирования.

Выявление точки приложения «рычага»

Целью системного подхода является выявление в структуре ее процессов места приложения «рычага» – обоснованных, выверенных и хорошо направленных действий, которые могут дать значительное и устойчивое улучшение состояния системы.

Представленный выше анализ был сделан с целью выявления такого места в структуре групповых процессов, протекающих в рамках общественно-политических организаций, целенаправленное воздействие на которое приведет к кардинальному повышению их эффективности, будет содействовать всестороннему развитию всех членов, рост численности которых не повлияет на координацию коллективной деятельности, обеспечит появление новых положительных эмерджентных качеств, что, в совокупности, приведет к обладанию ею, как целостной большой группой, коллективной субъектности – способности в рациональной плоскости вырабатывать, принимать и выполнять собственные решения.

На взгляд автора, в рассматриваемом случае, местом приложения «рычага» в структуре групповых процессов, которые представлены на схемах 4 и 5, является устранение на системном уровне возможности прямых личностных и межгрупповых конфликтов с целью длительного удержания взаимодействия участников элитных сред в рамках общественно-политических организаций в позициях «равный с равным».

Это позволит изменить ход классической групповой динамики и обеспечит выбор стратегий кооперации и сотрудничества участниками взаимодействия на внутригрупповых и межгрупповых уровнях. Появление организованной таким образом эффективной элитной группы в рамках национальной элиты, которая играет по отличным от существующих (определяющих выбор политическими акторами агрессивных стратегий конфронтации) правилам, через некоторое время приведет к позитивным качественным изменениям всего общества.

Одним из наиболее эффективных способов преодоления внутригрупповых и межгрупповых конфликтов является алгоритмизация и регламентация взаимодействия членов организации путем внедрения переменных организационных структур, а также использование в процессе их жизнедеятельности современных подходов проектного и процессного менеджмента. Примером переменной структуры общественно-политических организаций является динамическая сеть, которая упорядочивает и удерживает в бесконфликтном состоянии взаимодействие всех своих членов путем их циклической реструктуризации в малые группы различного функционального назначения по определенному алгоритму, обеспечивающему выработку и принятие коллективных решений этими членами в позициях «равный с равным», а исполнение – во множестве временных иерархических исполнительных, проектных и процессных групп с ответственными исполнителями во главе в позициях временной сознательной и добровольной подчиненности.

При таких условиях личностный конфликт в подразделениях общественно-политической организации преодолевается удержанием участников на каждом шагу их взаимодействия в позициях «равный с равным», путем предоставления им статуса представителей других функциональных групп, в которых они работали на предыдущем шаге – только в таком статусе они смогут эффективно преодолевать давление неформальных лидеров. Указанный способ перекрестного взаимодействия членов организации позволяет одновременно преодолевать межгрупповые конфликты малых элитных групп в рамках большой – целой организации или ее подразделениях.

Обратные связи структуры групповых процессов в условиях бесконфликтного взаимодействия членов общественно-политических организаций

Выработка и внедрение эффективных системных механизмов преодоления внутригрупповых и межгрупповых конфликтов в организациях национальной элиты, как одного из разновидностей «мягкой силы», приведет к принципиальному изменению течения классической групповой динамики в процессе взаимодействия их членов. В свою очередь, это позволит решить проблему масштабирования – снимет ограничения на рост численности членов организации, которые могут вместе коллективно вырабатывать, принимать и выполнять решения в рациональной плоскости.

Рассмотрим структуру групповых процессов, которые будут протекать в этих условиях.

Групповое взаимодействие при любых обстоятельствах активирует каждого участника группы и приводит к выделению им этологической энергии на процесс ранжирования с целью достижения лидерства. Однако, предотвращение на системном уровне прямых личностных и межгрупповых конфликтов вследствие алгоритмизации и регламентирования самого взаимодействия, обусловит выбор его участниками стратегий кооперации и сотрудничества для коллективного воплощения содержаний и смыслов начальной структурообразующей идеи, под воздействием которой и образовалась элитная группа (позиция 1 схемы 7).

Схема 7

Схема 7.

Таким образом, вся выделенная участниками группы этологическая энергия вместе с мифологической энергией, генерируемой в результате воздействия структурообразующей  идеи, будут аккумулированы (позиция 2 схемы 7) и направлены ​​на равномерное, максимально легитимное и справедливое распределение власти, ответственности, выигрыша и условной работы среди членов организации (позиция 3 схемы 7), а также на поддержку их активности в процессе коллективной деятельности (позиция 4 схемы 7). При таких условиях статус члена группы будет напрямую зависеть от его компетентности, порядочности и личного вклада в реализацию коллективных целей.

Совокупность описанных процессов приведет к изменению представлений о стратегиях успеха и обусловит положительную корректировку глубинных ценностей, групповых норм и правил поведения членов группы (позиция 5 схемы 7).

Все это вместе усилит тенденцию выбора стратегий кооперации и сотрудничества на внутригрупповом уровне (позиция 1 схемы 7), что свидетельствует о наличии циклической структуры групповых процессов, которая, в совокупности, образует усиливающую обратную связь. Её развертывания во времени обусловит сплочение и удержание целостности малой функциональной группы, выработку у нее стремления к лидерству, а также приведет к выбору стратегий кооперации и сотрудничества при взаимодействии с однотипными группами на межгрупповом уровне в рамках целой организации или ее отдельных подразделений. То есть, это заставит участников взаимодействия принять правила и участвовать в игре с ненулевой суммой, в которой игроки стремятся получить выгоду, сотрудничая друг с другом.

Стабилизирующей обратной связью в данном случае является та же инертность социокультурных,  мировоззренческих, идеологических и ценностных норм. Она вызывает социальное сопротивление к распространению позитивных изменений, однако, в случае, когда усиливающая обратная связь является более интенсивной, чем стабилизирующая, у членов организации происходит быстрый сдвиг глубинных ценностей в лучшую сторону. Реалистичность такого сдвига доказал стэнфордский тюремный эксперимент, который, правда, был спроектирован для получения обратного результата. Но именно этот эксперимент доказал возможность быстрой смены глубинных ценностей участников при условии их даже кратковременного пребывания в заданных организаторами позициях взаимодействия.

Схема 8

Схема 8.

Выбор стратегий сотрудничества и кооперации внутри общественно-политической организации, которая сформировалась под влиянием структурообразующих идей гуманистического направления, неизбежно приведет к выбору ею, как целостностью, соответствующих стратегий конструктивного сотрудничества и кооперации в процессе взаимодействия с другими общественно-политическими организациями национального уровня в рамках игры с ненулевой суммой (схема 8). Это подтолкнет их к игре по новым правилам и обусловит потребность предлагать эти правила другим участникам взаимодействия в рамках национальной элиты. Причем новые правила они будут предлагать не с позиции слабого, а, наоборот, с позиции сильного, более эффективного и лучше организованного политического субъекта. Появление даже одной организации такого типа приведет к изменению традиционных правил взаимодействия общественно-политических организаций в рамках национальной элиты и будет побуждать их всех к выбору стратегий кооперации и сотрудничества. Это позволит сформировать поле доверия в средах национальных элит и приведет к их коллективной деятельности с целью развития и процветания украинского общества. Успешная деятельность национальной элиты в результате реорганизации ее  иерархически структурированных  групп в более эффективные переменные организационные структуры станет фактором, который сможет положительно повлиять на взаимодействие актеров глобального уровня, что через обратные связи даст положительный эффект на всех других взаимно вложенных уровнях.

Итак, главным условием выбора организованными элитными группами стратегий сотрудничества в противовес стратегиям конфронтации в условиях их конкурентного взаимодействия в рамках национальной элиты является устранение на системном уровне возможности прямых личностных и межгрупповых конфликтов с целью длительного удержания взаимодействия участников элитных сред в рамках общественно-политических организаций в позициях «равный с равным». Другим, не менее важным и необходимым по умолчанию условием такого выбора является наличие соответствующих сотрудничеству и кооперации гуманистических содержаний и смыслов  в структурообразующих идеях, под воздействием которых были сформированы эти элитные группы.

Авторский перевод публикации на «Хвилі»

Advertisements

Лютий 28, 2013 - Posted by | Динамічні мережі

Коментарів ще немає.

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s

%d блогерам подобається це: